Колористический дар | Печать |
В технике акварели, гуаши, темпере, во всех видах водяной краски, которую Рудаков любил применять в смесях, порой почти не сочетаемых, он был общепризнанным мастером. Пожалуй, никто в искусстве того времени не достигал такой маэстрии, колористического богатства, красоты звучания акварели. Колористический дар, чувство цветового богатства и красочной гармонии - именно в этом проявился и широко развернулся живописный талант художника. Но было бы неверно утверждать, что он обладал чисто живописным мышлением, нет, красочная, цветовая стихия была органически соединена в его восприятии с рисуночной и скульптурной пластикой. В сущности, чисто живописные искания у него отсутствуют. Даже работая только кистью, он всегда вводит в живопись вспомогательные формообразующие линии. Свободная акварельная техника сочетается в сложном взаимодействии с четким рисунком, образуя нерасторжимое единство. Он легко переходил от кисти к карандашу, от рисунка к краске, сопрягал их, искал нужные сочетания, покрывая акварелью просвечивающие сквозь нее штрихи карандаша или угля, вводя их в общую цветовую гамму. Эти приемы прослеживаются не только в иллюстрациях, но и в портретах, где, казалось бы, при повышенной тяге художника к колористическому звучанию красок, должны преобладать живописно-декоративные элементы. Но, при отсутствии видимого рисуночного костяка и организующих форму линий, штрихов, мы неизменно чувствуем крепкую рациональную основу. Все это говорит о целостном живописно-пластическом мышлении художника, конструктивном понимании формы, что в конечном итоге убеждает в глубоком, подлинно творческом освоении уроков Чистякова. Слияние рисуночного и живописного начал, их синтез неизменно были и являются свидетельством полнокровного восприятия действительности, развитого реалистического метода.
 
« Пред.   След. »