Своеобразный почерк | Печать |
Отказавшись от официальной героизации и стандартного романтизма, бытовавших в дореволюционном искусстве, он дал новую трактовку их образов. Живые черты человека, а не монумента, приобрели под кистью живописца А.Суворов, М.Кутузов, М.Ломоносов. Портреты выдержаны в голубоватой гамме, хорошо скомпонованы и напоминают портреты английских живописцев XVIII века Рейнольдса и Гейнсборо. Изображенный в парике, с буклями, в парадном костюме, Ломоносов не выглядит важным сановником. Его образ демократичен, одухотворен, как и в портрете работы Федота Шубина, изобразившего своего великого земляка (оба они из Холмогор) простым смертным человеком, отчего он не утратил, а приобрел еще большую и подлинную значительность. Его живопись обретает своеобразный почерк, ее красивая поверхность, нежные светлые гамм кладка мазков, напоминающая приемы акварели, очень индивидуальны. Он с наслаждением работал кистью, сожалея, что так поздно обратился к живописи («Очень хотелось писать маслом, прямо руки чесались. Запах краски, скипидара волновали, как водка пьяницу»). «По живописи вплотную, к моему большому огорчению, мне не пришлось работать. Жизнь заставляла работать по иллюстрированию книг». И тем удивительней, что художник столь быстро овладевает сравнительно новым для него материалом. Неоднократно он обращается к «бесплатной модели» - пишет самого себя, вглядываясь в черты лица, так изменившиеся в годы войны. Наиболее значителен погрудный «Автопортрет» 1944 года - парафраз его других автопортретов тех лет. Печать пережитых невзгод трех блокадных зим не заслонила в нем внутреннего пламени, постоянного творческого горения. Он нисколько не идеализирует себя. Усталость и скрытая горечь передают полноту переживания, движение души, тревогу. В то же время портрет согрет улыбкой, несколько иронической. Скепсис образа снимается необычайной живостью черных глаз, пытливо взирающих на мир, полный сложных коллизий.
 
« Пред.   След. »