Беглость наброска | Печать |
Он сохраняет беглость наброска, импровизации в духе «старых мастеров» и музыкален по гамме зеленых и коричневых красок, образующих красивый сплав, в котором доминирует сильный прочерк пера. Очень лаконичен «Мужской портрет» (1933). Выполненный в технике, близкой к черной акварели, рисунок не воспринимается монохромным. Он живописен по чувству пятна, цельности большой формы. Работая в черной технике, Рудаков достигает тонких тональных градаций, от глубоких бархатисто-черных до светло-серебристых. Карандашные и рисунки углем натурщиц по праву могут быть названы живописными. Штрихи, разреженные в свету, сгущаются в тени, возникает живая скользящая светотень. Когда перед художником ставились новые задачи, он искал для их решения новые способы и технические приемы, подчиняя их содержанию образа. Он всегда продуманно обращался к материалам, которые могли привести к перегрузке чрезмерно ярким цветным пятном. Часто смывал акварель, добиваясь ее прозрачности, но в то же время следил, чтобы ее слой не был чрезмерно тонким («Дело это тонкое, все на «чуть-чуть...»). Мастером детского портрета Рудаков предстает в «Портрете сына» (1935), «Портрете Сережи Рудакова» (1934), в «Портрете А.Ушина» (1937) и в более позднем, исполненном в годы войны «Портрете девочки» (1944). В них хорошо переданы «детскость», характер ребенка, всегда индивидуальный, по-разному проявившийся. Пластика этих портретов в нежных переходах акварели, в легкости ритма прозрачных мазков, круглящихся форм. Путь Рудакова-портретиста не был ровным. У него были неудачи. Иногда, что бывало в портретах, сделанных по памяти, не ухватывал главного, довольствуясь случайными моментами. Иногда торопился подписать работу, позабыв о ее незаконченности. В 1934-1935 годах им была сделана серия рисунков «Советские колхозницы». Это было важным начинанием, приобщавшим его к современной жизни.
 
« Пред.   След. »