Большой эмоциональный накал | Печать |
Народ с ликованием встречал своих освободителей. На фронтовых дорогах происходили волнующие встречи местного населения с воинами-освободителями. Художники, находившиеся в рядах Красной Армии, делали многочисленные зарисовки в своих альбомах. Порой эти зарисовки выливались в композиции. Одной из таких работ, в которых запечатлена встреча воинов Красной Армии с населением освобожденной деревни, является эскиз И. Давидовича В освобожденной деревне (1943). Интересно композиционное решение эскиза. Группы людей здесь намечены сплошной одноцветной массой; в ней выделяются лишь отдельные детали, говорящие о происходящем. В глубь картины нестройными рядами движется колонна военнопленных немцев, конвоируемых советскими воинами. Вдали, ощетинившись дулами орудий, стоят танки. У обочины дороги остановилась самоходная пушка. Десантники в белых маскировочных халатах приветствуют бегущих к ним со всех сторон жителей. Подобную картину очень часто можно было видеть на фронтовых дорогах. Не ускользнула она и от внимательного взгляда художника-фронтовика. Композиция Павловского в освобожденном районе (1943)-это скорее живо написанный с натуры этюд. Художник не ставил цели специально компоновать отдельные группы. Однако документальная точность, с которой он подошел к отображению отдельных деталей городского пейзажа и ликующей массы народа, придает холсту своеобразную завершенность. Большого эмоционального накала достигают произведения белорусских художников, созданные после освобождения территории республики от немецко-фашистских захватчиков. Уже в самом конце войны, в 1945 г., художник-партизан С. Романов написал небольшое полотно В поисках сына, взволновавшее трагизмом изображенного в нем момента. Потеряв надежду найти среди военнопленных своего сына, старуха-колхозница протягивает через проволочное ограждение принесенный ею хлеб. Обезумевшие от голода люди бросаются к протянутой краюхе, невзирая на часового, готового в любую минуту расправиться с ними. Картина С. Романова-обличительный приговор фашистским извергам.
 
« Пред.   След. »