интуиция в древнем мире | Печать |
В Др. мире ив ср. века деятельность в области И. была неотделима от религии и мистического опыта, а также от познания нравственной жизни (калокагатия). В Др. Египте, напр., архитектор — обычно жрец, «посвященный»; в Греции Пифагор и его последователи не разделяли искусство (в первую очередь музыку), точное знание (математическое, астрономическое) и принципы религиозно-нравственного воспитания человека; художников и поэтов Китая потомки называли «мудрецами древности»; икона для христианина — и помощница в молитве, и замена Писания для неграмотных, и «умозрение в красках», и т. д. Начиная с эпохи Возрождения, формируется современное представление об И как об относительно автономной и самоцен-ной области человеческого творчества, к-рое не заимствует свои цели и критерии у религии, философии, науки и т. д. и в к-ром все большую роль играет индивидуальность отдельных художников. Это, с одной стороны, чрезвычайно расширило возможности И. в эстетическом освоении мира и раскрыло многообразие его выразительных возможностей; с другой — сделало необязательным то единство «Блага, Истины и Красоты», к-рое лежит в основе эстетических идеалов человечества. В Новое время И развивалось в рамках сменяющих друг друга стилей и художественных направлений (см. Барокко; Классицизм; Романтизм и т. д.), в большинстве случаев имевших свою идеологию и программу. При этом на первых план выходили те виды И., к-рые наиболее полно могли выразить эстетические идеалы и основной пафос того или иного направле-ния (архитектура и театр — в классицизме, музыка — в романтизме, литература — в реализме ХГХ в., и т. д.); одновременно раскрывались новые выразительные возможности самих этих искусств, различных жанров, художественных материалов и т д. С сер. XIX в. заметную роль в развитии И. начинают играть достижения науки и техники. Возникают такие виды И., как худо-жественная фотография, кино, телевидение, цветомузыка, видео, компьютерная графика и др. Но обычно требуется время, чтобы техническое новшество раскрыло свои возможности как новый вид художественного творчества. Развитие техники позволило фиксировать и сохранять результаты творчества во всех видах исполнительского искусства, о к-ром в прошлом можно было судить лишь по воспоминаниям современников. Современное И. включает в себя множество видов, разновидностей, родов и жанров, к-рые специалисты пытаются рас-классифицировать различными способами (см. Виды искусства). При всех различиях отдельных видов И., их объединяют существенные общие черты. В основе творчества в разных видах И. лежит единое отношение человека к миру (см. Эстетическое отношение); все они воплощают определенный пафос, достигая выразительности создаваемых художественных образов за счет того, что все изобразительно-выразительные средства данного вида И. подчиняются задаче выражения определенного внутреннего содержания (см. Выразительность; Пафос). Это глубинное единство всех видов И., при многообразии специфических особенностей и возможностей каждого из них, со-ставляет, в частности, основу единой системы преподавания разных видов И. Другой смысл термина «И.» — отточенное мастерство, «искушенность» в каком бы то ни было отношении: «дипломатическое И.», «кулинарное И.», «искусные действия спортсмена», и т. д. ИСКУССТВО ДЛЯ ИСКУССТВА, формула, утверждающая искусство как самоцель, а не как средство для ч.-л. другого. Теория И.д.и., или «чистого искусства», возникла среди нем. романтиков нач. XIX в , остро переживавших разлад художника с окружающей жизнью, затем нашла последователей во Франции (поэты «Парнаса»), в России (А.Майков, А.Григорьев, А.К.Толстой, символисты, отчасти деятели «Мира искусства» во главе с А.Бенуа и С.Дягилевым), в Англии (О.Уайльд, художники-прерафаэлиты) и т. д. В формулировке И.д.и. содержится доля эпатажа общественного мнения, но по сути она является естественной реакцией на периодически возобновляющиеся попытки использовать искусство как инструмент для достижения к.-л. целей, лежащих вне самого искусства: воспитательных, просветительских, общественно-политических и т. п. Опираясь на нек-рые положения эстетики И.Канта, сторонники И.д.и. утверждали, что искусство самоценно, неутилитарно, не служит никаким теоретическим и практическим целям и только при этих условиях может быть самим собой, выполнять присущую ему роль: «Цель книги — в том, чтобы быть прекрасной» (ТГотье). Односторонняя критика теории И.д.и. (в частности, исходившая от рус. революционных демократов XIX в., В.Стасова и др.) игнорировала специфику самого искусства, художественного преобразования жизни, а иногда и тонкости профессионального мастерства художника. С другой стороны, доведенная до логического предела теория И.д.и. превращается в эстетство и уходит от всякой ответственности за влияние, к-рое искусство оказыоает на реальную жизнь. ИСКУССТВО КИНОАКТЕРА, эмоционально-смысловой и коммуникативный элемент кинопроизведения. Профессия актера в кино восходит к актерской игре в Искусствознание цирке, театре, мюзик-холле. Становление И.к. происходило по мере определения кино как самостоятельного искусства (см. Немое кино, Художественный фильм). И.к. началось с психологических зарисовок М.Линдера, оказавшего влияние на Чаплина. Открытие крупного плана по-требовало от И.к. концентрации, внутреннего пребывания в кинообразе (Л.Гиш, «Сломанные побеги», режиссер Д.У. Гриффит). В 20-е гг. ведущей тенденцией было обращение к естественной выразительности (см. Натурщик). Введение звука расширило воз-можности И.к. (см. Звуковое кино; Музыкальный фильм). В это время начал складываться универсальный тип актера, равно владеющего кино- и театральным мастерством: В.Ли, Л.Оливье, А.Маньяни, Ж.Габен, Л.Орлова, Б.Чирков, Н.Черкасов, В.Марецкая. Максимальная естественность И.к. свойственна неореализму и «новой волне». Последние десятилетия отличает богатство актерских индивидуальностей: (Д.Банионис, С.Чиаурели, В.Высоцкий, В.Шукшин, И.Аджани, Р.Шнайдер, Дж.Николсон, Р.Де Ниро, М.Мастроянни, М.Брандо и мн. др.).
 
« Пред.   След. »