архитектура классицизма | Печать |
Первая треть XIX в. — высшая фаза в почти вековом развитии архитектуры классицизма, так называемый русский ампир. Новизну и стилистическое своеобразие этого этапа в пределах общего классицистического канона определяют преобладание в архитектурном творчестве градостроительных задач и господство общественных сооружений. Необходимость учитывать большие пространственные перспективы привела к укрупнению архитектурных форм и членений, сокращению элементов, членящих объем. Таким образом подчеркиваются монументальные качества архитектуры. Наиболее полно эти черты выразились в проектах и сооружениях Ж.Тома де Томона, А.Д.Захарова и чуть позднее В. П.Стасова. Пространственный размах предопределяет характерную для архитектуры ампира протяженность фасадов, все вертикальные акценты композиции подчиняются горизонтальной доминанте. Утверждение пространственных ценностей над ценностями объема и формы явилось источником специфических трудностей и противоречий,сделавших ампир одновременно высшим и критическим моментом в развитии русского классицизма. В связи с этим следует обратить внимание на то, что крупнейшие сооружения ампирной эпохи в столицах — это перестройки или перепланировки существовавших прежде комплексов. Таковы в Петербурге Адмиралтейство А.Д.Захарова, Горный институт А. Н. Воронихина, здание Главного штаба К.И.Росси, в Москве — Торговые ряды О. И. Бове на Красной площади, здание Московского университета Д.Жилярди. Поскольку при этом архитектурная задача сводилась к оформлению уже имеющихся зданий классическими фасадами со стороны парадных магистралей и площадей, возникала угроза фасадного, декоративно-оформитель-ского понимания архитектуры. Эта тенденция отчетливо видна в творчестве К. И. Росси и В. П.Стасова, однако А.Д.Захарову и Ж.Тома де Тома удалось преодолеть названные трудности. 1830—1850-е годы в русской архитектуре были временем разложения классицистической системы и оформления новых принципов эклектики. Гигантомания — один из признаков упадка стиля, так как она приводит к потере чувства пропорций за счет общего впечатления грандиозности. Отчасти диспропорциональностью отмечен облик Исаакиевского собора в Петербурге архитектора О. Р. де Мон-феррана (1818— 1858). Следствием свободного выбора форм явилось распространение «неостилей». Петербургский архитектор А. И. Шта-кеншнейдер, построивший дворец князей Белосельских-Белозерских на Невском проспекте (1846—1848), был одним из инициаторов необарокко. В составе «неостилей» особенно заметным был так называемый неорусский стиль, распространившийся с 1830-х годов в культовых и дворцовых сооружениях. Наиболее отчетливо черты этого стиля можно проследить в постройках К. А.Тона (Большой Кремлевский дворец, здание Оружейной палаты в Кремле). В них причудливо сочетаются классицистическая регулярность планировки с декоративными мотивами древнерусского зодчества. Храм Христа Спасителя в Москве (1839 — 1883) К. А. Тона также не лишен эклектичности неорусского стиля.
 
« Пред.   След. »