Антон Павлович Лосенко | Печать |
Антону Павловичу Лосенко (1737 — 1773) суждено было благодаря одарен ности и высокому профессионализму стать первым русским историческим живописцем XVIII в. Общественное признание пришло к нему начиная с картины «Владимир и Рогнеда» (1770). Князь Владимир просит прощения у дочери половецкого князя Рогнеды за то, что огнем и мечом пошел на ее землю, убил отца и братьев, а ее саму взял в плен и против воли сделал своей невестой. Лосенко в духе просветительской эпохи, тяготеющей к изображению героического, стремится оправдать Владимира, показать его раскаяние в содеянном. В самой постановке чисто психологической задачи можно усмотреть совершенно новый этап в истории отечественной живописи. В композиции Лосенко Владимир активен, а Рогнеда пассивна. Остальные фигуры как бы обрамляют центральную группу. Служанки застыли в неестественных позах, напоминающих барельефы с античных надгробных стел. Воины с любопытством взирают на происходящее. Общий характер картины, выражение чувств, жесты остаются театрально-условными. Не случайно для Владимира позировал актер И.А.Дмитриевский, игравший князя на сцене. При всей декламационное™ и патетике в картине Лосенко много искреннего чувства. Он стремился также к максимальной достоверности деталей, изучал то немногое, что было известно о древнерусском костюме. Платье одной из служанок, жемчужное шитье ее головной повязки, сапоги и рубаха Владимира, одеяния воинов — все свидетельствует о внимании к элементам костюма допетровской эпохи. При этом фантастический головной убор Владимира, соединяющий зубчатую корону с шапкой, отороченной мехом и со страусовыми перьями, скорее напоминает театральный реквизит. Колорит картины состоит из сочетаний теплых красных и золотистых оттенков с черными и бело-серыми цветами. Большие локальные цветовые пятна, четко определенный центр композиции с кульминацией во встречном жесте рук главных героев, статуарная пластика фигур говорят о победе классицистических черт над барочными. Однако Лосенко еще многое роднит с уходящей эпохой барокко. В портрете первого российского актера, основателя русского театра Федора Волкова (1763) мы видим контрастное положение фигуры и головы, динамическое движение складок плаща. Повышенная декоративность полотна «Смерть Адониса» (1764) также соответствует барочным принципам. Неизжитые черты барокко еще долго будут держаться в русской академической живописи при становлении нового стиля, классицизма. Подобное явление характерно и для западноевропейской живописи. Основными выразительными средствами классицистических произведений становятся рисунок и светотень. Цвет раскрашивает форму, его не случайно называют локальным. Объем лепится не столько цветом, сколько светотенью. На примере последнего произведения Лосенко «Прощание Гектора с Андромахой» (1773), которое художник не успел закончить, можно проследить, как внедрялись классицистические принципы в русскую живопись. Здесь уже все соответствует программе классицизма: идея — патриотическое слу-жение родине, готовность к подвигу и жертве; «фризовая» композиция многофигурной мизансцены с четко выраженным центром, находящимся на пересечении диагоналей картины; колорит локальных цветовых пятен. Действие разыгрывается на фоне величественной колоннады. Участники сцены образуют кулисы, позволяющие сосредоточить внимание зрителя на главных персонажах: Гекторе, патетический жест которого призван показать его героизм, готовность пожертвовать личным счастьем во имя долга, и идеально-прекрасной Андромахе, в смиренно склоненной фигуре которой читается предчувствие траги-ческого исхода. Глубина идейного содержания произведений и мастерство исполнения сделали Лосенко значительной фигурой в русской культуре XVIII в.
 
« Пред.   След. »