Луксорский храмовый комплекс | Печать |
Луксорский храмовый комплекс находился на восточном берегу Нила. Он состоял из грандиозных дворцов фараонов и великолепных храмов. Это был один из самых величественных комплексов. Когда-то перед его порталом были поставлены два обелиска, четыре статуи из розового гранита, флагштоки со штандартами и два гранитных колосса, изображающие сидящего фараона Рамсеса II. Сегодня из двух обелисков остался лишь левый высотой 25 м. Другой был увезен во Францию и установлен в центре площади Согласия в Париже в 1836 г. У северного входа в храм возвышается большой пилон Рамсеса II с колоссами и обелиском. Через этот торжественный вход можно попасть в просторный двор, украшенный двойным рядом колонн с капителями в форме бутона папируса. В глубине между колоннами находятся статуи Осириса. В этом же дворе есть еще один небольшой храм Тутмоса III. Величественная колоннада ведет во двор Аменофиса III, окруженный с трех сторон двойным рядом папирусообразных колонн, напоминающих каменный лес. Своеобразие композиции ансамбля заключается в наличии второго гипостильного зала, располагающегося после храмового двора. Внешний вид храма также очень интересен. Многочисленные боковые молельни украшены сценами религиозных церемоний и сражений с врагами. Рельефные композиции Луксора составляют единое целое с архитектурным пространством храма. Сфинксы из Луксорского храма с ликом Аменхотепа III были в 1832 г. вывезены в Россию и водружены на Университетской набережной в Петербурге. Особая достопримечательность Луксорского храма — аллея сфинксов с бараньими головами. Остальные сфинксы, дошедшие до нас, изображались с головой человека. Скульптура. В эпоху Нового царства скульпторы продолжают придерживаться канонов, однако в их работах усиливаются декоративность и индивидуализация образов. Например, создаются стилистически различные портреты Аменхотепа III — от идеализированных, канонических изображений (колоссы Мемнона, сфинксы Аменхотепа) до вполне индивидуализированных портретов, передающих не только внешний облик, но и характер. На просторной равнине, раскинувшейся вокруг Фив, между Нилом и Долиной Царей, в начале XIV в. до н.э. был построен храм. От него остались две огромные статуи, почти 20-метровой высоты из монолитных блоков песчаника, известные под названием колоссов Мемнона. Каждая из них изобра-жает сидящего на троне фараона с лежащими на коленях руками. Около 27 г. до н.э. мощное землетрясение серьезно повредило большую часть фиванских сооружений, в том числе и колоссы. После разрушения было замечено, что каждое утро одна из статуй испускает протяжный звук, будто поет. Греки говорили, что это Мемнон, сын богини утренней зари Эос, приветствует свою мать. Подобное явление с научной точки зрения можно объяснить так: звуки возникают от вибраций, появляющихся на поверхности излома при воздействии первых солнечных лучей на остывший за ночь камень. Еще в древности статуи были отреставрированы, и колосс перестал «петь». Строительству монументальных храмов сопутствовало интенсивное развитие скульптуры. Назначение ее не ограничивалось сферой заупокойного культа — статуи устанавливались в открытых дворах храмов, ставились перед пилонами. Они решались обобщенно, так как были рассчитаны на восприятие издалека. Помимо монументальной скульптуры эпоха Нового царства оставила многочисленные произведения пластики малых форм, которые отличаются разнообразием и изысканностью. Одним из лучших образцов малой пластики такого типа является туалетная ложечка в виде плывущей женской фигурки с цветком розового священного лотоса в руках. В отличие от предшествующего периода в строгий канон вносится утонченность: пропорции фигур стали более изящными, силуэты — удлиненными и стройными, формы — более округлыми. Особое место среди таких памятников занимают изделия из дерева, например парная группа скульптур, изображающая верховного жреца Аменхотепа и его жену, «певицу Амона» Ран-наи из собрания ГМИ И им. А. С. Пушкина. Эти фигурки удивительно пластичны и декоративны. Темное эбеновое дерево украшено инкрустацией золотыми пластинами ожерелья и браслетов. Позы скульптур традицион-ны: левая нога выдвинута вперед, обе ступни стоят на земле, но кажется, что фигура находится в движении. Если в облике Раннаи мастер подчеркивает стройность, изящество и хрупкую женственность, то фигура Аменхотепа отличается некоторой жесткостью форм. Взор Раннаи, традиционно устремленный в пространство, затаенно тревожен, словно о чем-то вопрошает. Лица обеих статуэток тонко моделированы и имеют ярко выраженные портретные черты. Скульптурный групповой портрет, особенно изображения супружеской четы, получил большое распространение в искусстве Нового царства. Необычайная тонкость отличает многочисленные предметы туалета, употреблявшиеся в быту сосуды, шкатулки, ложечки, выполненные в виде грациозных женских фигур.
 
« Пред.   След. »